Оказывается, я всю жизнь говорил прозой

Фридайвинг – удивительная штука. Результат, например, в маунтинбайке приходит после долгих тренировок. Фридайвинг – это скорее про “узнать, что я могу на самом деле”. К концу первого дня прекрасная Катя доучила меня до 2:30 задержки дыхания в статике. Ничего волшебного в этом нет, такие результаты (плюс-минус), у всех в группе.
Еще замечательное про фридайвинг – рациональность. Я опасался, что теория будет содержать некий процент эзотерического “мамбо-джамбо”. Нет, совершенно разумно все.

Удивленное

Курс по фридайвингу. Инструктор Катя за полдня научила задерживать дыхание на две минуты. Я в шоке.

То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам

В середине жаркого лета подхватил что-то вроде ангины. Нынче ночью зараза перекинулась в ухо. В панике нашел в аптечке лютый антибиотик, предназанченный спасать дайверов от больных ушей. Судя по тому, что цена на коробочке – в рингитах, куплен он где-то в Малайзии. Таблетки размером с жука, инструкция сообщает, что они способны убить все живое в радиусе трех метров.

Толку от дайверского антибиотика пока немного. Подозреваю, что это – воздаяние за измену прежде любимому спорту. Как бы то ни было – летать я сегодня не еду.

Из наблюдений за природой

Заменил треснувшее стеклышко в камере GoPro, точнее — в боксе камеры. С удивлением выяснил, что там не пластмасса, а на самом деле стекло — толстое и качественное. Вот почему оно так трудно царапается: весь корпус ободранный (я с ней летаю, ныряю и езжу), а ему — хоть бы хны (до какого-то момента). Хорошая камера, да.

Хозяке на заметку

После длительной возни с двумя гидрокостюмами: (молнии, латекс, манжеты и проч.) хорошую, дорогую силиконовую смазку фиг отмоешь от рук. То есть — ни мылом, ни спиртом. Хорошая смазка.

Кёль-Суу — чужие снимки (самодовольства пост)

В этом журнале почти не бывает чужих фотографий — просто потому, что это мой журнал. В этот раз — все фотографии ниже сняты не мной. И еще исключение: я редко публикую фотографии моей персоны, причина проста, как репка: я ужасен на фотографиях; этим постом я компенсирую все прошедшие годы. Все фотографии ниже (кроме одной) — Димы Лужанского. Дима — археолог (я мечтал об этом в средней школе, поэтому завидую Диме).

Первая пещера — совсем рядом с лагерем. Довольно большая, она кончается крохотной камерой в конце узкого прохода. Вертикально вверх от нее ведет извилистый проход; там слышно воду — примерно одну каплю в минуту.

Continue reading “Кёль-Суу — чужие снимки (самодовольства пост)”

Кёль-Суу – часть вторая

Ехали мы на озеро с простой целью — «обнырять». В интернете и на картах не нашлось даже данных о глубине, не говоря уже о температуре воды, видимости и рельефе дна. У нас получилось так:

  • глублина — от 15-ти метров (у дамбы) до 6-ти (в южной части, где совсем другой рельеф — нет скал)
  • видимось — от 5 метров у поверхности до полуметра у дна. Полметра — потому, что у дна сплошной массой «живая пыль»: дафнии, циклопы и прочее. Рыбы в озере нет, и есть это богатство некому.
  • дно — скалы (в северной части), глина — в южной; там, где скалы — под водой множество гротов, расщелин. Большую пещеру — искали — хоть одну, но не нашли. Думаю — просто не нашли: выше поверхности их много, так что — должны быть
  • с температурой интересно: от 11-ти градусов у поверхности, до 8-ми у дна. Для озера на 3500 м. это довольно много. Слишком много даже. Мы честно попытались найти, например, горячие источники на дне.

Фотографий много. Совет — досмотрите до пещеры, оно того стоит.

Вид на озеро. В конце видимой части ущелья — небольшой скалистый остров
Вид на озеро. В конце видимой части ущелья — небольшой скалистый остров

Вася — первый дайвер в истории человечества, погрузившийся в эти воды
Вася — первый дайвер в истории человечества, погрузившийся в эти воды

Continue reading “Кёль-Суу – часть вторая”

Кёль-Суу

Длинный пост с множеством фотографий. Неделю примерно назад (ну, ладно, две недели как) мы (группа местного дайв-клуба) вернулись с озера Кёль-Суу. Кёль-Суу относительно большое (12 км. длиной) горное озеро на высоте 3500 м., на границе с Китаем. Сначала хотел написать длинный отчет, потом одумался. Пишу короткий:

(1) очень красиво
(2) пещеры вокруг. Много пещер, в том числе — под водой
(3) приятно иметь в логбуке запись о погруженни на такой высоте. Вдвойне приятно быть в составе группы, впервые погрузившейся в озеро
(4) ничего красивее в Киргизии я не видел (помню, что это был пункт 1). Бирюзовая вода, десятки водопадов, ледники, сползающие к озеру, скалы — на сотни метров вверх

Текст (точнее — фотографии) придется разбить на три. Первая часть — дорога; от Бишкека до озера — два дня: из них почти полный день — борьба за последние километры. На карте — участок пути от Нарына.

Озеро. Первый снимок - для привлечения внимания
Озеро. Первый снимок — для привлечения внимания

Continue reading “Кёль-Суу”

Текущее

Лет пять назад мы переехали в эту квартиру. Вчера распаковали последнюю коробку. Книжки, конечно. Коллега с семьей уезжает из нашей солнечной страны (все, к слову сказать, уезжают из нашей солнечной страны, все, кто еще не уехал) — оставил нам в наследство пару так и не распакованных ими икеевских неглубоких шкафов — сантиметр в сантиметр под коридор и угол комнаты.

Мне теперь не хватает коробок. Было все пять лет некое чувство незаконченности. Теперь — все. Приехали то есть. Книжки в шкафах, рюкзаки на антресолях.

Установка шкафов вылилась в грандиозную уборку; последний раз мы так серьезно убирали озеро, про которое путеводители врут, что оно одно из самых чистых в мире. Я вам как аквалангист аквалангисту скажу: кроме затонувших городов, дно Иссык-Куля (это в районе отелей и пансионатов) покрыто ровным слоем мусора. Мерзкого такого мусора. (Там где деревни без пансионатов — там не лучше: старые сети с дохлой рыбой). Куча на снимке выглядит небольшой даже на фоне Нуржамал, но это, на самом деле, несколько тонн мусора — он мокрый и тяжелый.

Continue reading “Текущее”

Слушай

Слушай, спрашивает полузнакомый немец (ныряли как-то раз в одной лодке), а что ты делаешь? Тут ночь. Я лежу в гамаке растянутом между пальмами (без орехов, я проверял) и пытаюсь с помощью программы-планетария определить созвездие, кусок которого виден в дырку облачности. Я задумываюсь над ответом. Немец тычет пальцем в мой гидрокостюм, висящий на гамачной веревке. А, — отвечаю, — пасу костюм. Его английский хуже моего в смысле словаря, но он делает меньше грамматических ошибок. Зачем, удивляется немец, пасти костюм? Понимаешь говорю, у меня на веранде не дует бриз. А тут дует. Но если оставить костюм здесь, он намокнет, если пойдет дождь. А мне очень нужно его высушить — завтра самолет. Немец оглядывает мое лежбище (справа от меня стоят стаканы из под свежевыжатого сока, в море подмигивает маяк, чуть выше — упомянутое созвездие (это Тукан, к слову). И шумит океан. Потом немец уходит, а я закрываю глаза. Если пойдет дождь, я проснусь и спасу костюм.

Просыпаюсь, хоть и нет дождя. Слушаю пальмы и океан. По пляжу, тщательно огибая освещенный фонарем круг, бродят крабы. Скрипят веревки соседнего гамака. Немец привязал свой гидрокостюм (желтый Cressi) к соседней пальме и притащил из бара сразу три сока. У тебя что, спрашиваю, тоже рейс завтра? Немец устраивается, отпивает сок, смотрит в черное небо и только тогда медленно отвечает: нет, рейса у него завтра нет.

Ветер качает гамак и фонарь в кокосовой кроне. В песке справа от меня стоит полный стакан сока. Манго — сообщает немец, не отрываясь от неба, — за мой счет. Я тарабаню по клавишам айпада, а он смотрит в небо. Хороший парень, жаль не помню, как зовут.

Сейчас соберу пустые стаканы и пойду в бар — отдам посуду и отправлю этот текст — в гамаке нет интернета. Картинку вот снял — фонарь и пальма. Немца снимать как-то постеснялся.
А потом вернусь пасти костюм.

20110327-105529.jpg