Как же меня это достало

ЖЖ перестал работать в Киргизии совершенно. То есть — он и до этого не работал, но это — добрые братья казахи блокировали его по решению суда, а у нас он не работал просто потому, что Киргизия не способна потребовать от казахов нормально пропускать транзитный трафик.
Теперь — второй день — адреса ЖЖ блокированы полностью, и что-то подсказывает мне — в этот раз постарались местные, например — славный Кыргызтелеком, причем безо всякого решения суда и прочей чуши. Не работает — и все (дома у нас, понятно, все работает).

война

Настоящая война — с мобилизацией, пусть и прикрытой словом «частичная».
Несложно представить, что начнется сейчас. Грязный, неприкрытый шантаж военкоматами людей, которые никогда на держали в руках оружия, нелегально или вополне честно избежав службы в армии. Срочная отправка — без подготовки, без настоящего снаряжения и вменяемых командиров, тех мальчишек, у родственников которых не нашлось денег откупиться от военных. Срочная отправка — под пули профессиональных наемников, которые, надо признать, работают очень и очень эффективно. Чем это кончится — несложно понять.

Трудно представить, что все это происходит в нашей стране. В Оше я был по работе, да и просто так (а Шер — прямо сейчас там (http://sherboto.livejournal.com/)). В Джалал-Абаде — мама Нуржамал, ее сестра и много других родных. Они живут, к слову, в узбекской махалле — кому раньше это было важно? В их районе пока спокойно, у них есть вода и продукты для двух маленьких детей — двоюродных брата и сестры Жени.

лето началось

Мимо нас (Чуйский проспект, район Академии Наук), около получаса назад прошла толпа молодежи. Агрессивные, орут. Ехал в такси минут десять назад, по рации, попавший в пробку (и в нешуточный оборот) таксист (район «шлагбаума», то есть пересечения проспекта Чуй и улицы Фучика, где поворот в аэропорт), матерясь прямо в эфир, кричал коллегам, что туда ехать нельзя. По его словам, «началось» и «толпа побежала», «ломают заборы, врываются в дома». Опять все звучит совсем мрачно. Толпа, как говорят, состоит из «ошских». В Оше — пожары, стрельба, погромы; военные контролируют только крупные подъездные пути и никак, видимо — сам город, здешняя толпа требует транспорт и оружие.

И еще к слову

Не помню, писал ли об этом; ни один человек из числа моих друзей приятелей не избежал темы «надо ехать» в разговоре. Есть только вопросы «когда?» и «куда?». Сейчас — квартиру не продать, например. У меня уже много лет — больше уехавших друзей, чем оставшихся; самая большая проблема в местных проектах (в тех, по крайней мере, где я работал) — кадры.

Ага…

Крики — существенно громче, что-то там происходит на пересечении, где остановилась толпа (остановили толпу?) Крики, шум, выстрелов, слава богу пока нет. Между тем и сайты и телевизор молчат вовсе.

И все на моем диванчике

Опять 25: проспект Чуй, на котором мы живем — на то и проспект — толпе удобно ходить по нему туда-сюда. В новостях — сообщения о захватчиках земли, перевернутых машинах и убитых местных жителях. Толпа, говорят, идет на город. Практически — когда мы ехали с дотчерью из садика, ровно на Киевской милиционер разворачивал весь поток в центр, на Белинского-Чуй стояла большая, плотная толпа, люди что-то кричали. Мы с дотчерью развернулись и поехали к бабушке. Молча.
Сейчас я дома, возле нас тихо, угол, где до сих пор стоит толпа от нас в двух кварталах, иногда оттуда доносится какой-то невнятный гул.
Интересно, ночью эти люди опять будут громить магазины, или их догадаются (если не смогут уговорить разойтись) хотя бы накормить?

Утром

Дядя из соседнего дома — не знаю, как зовут, но видел во дворе много раз, прикручивает с утра номер к своей машине: огромному, сильно не новому джипу. Спокойно выдерживает мой, очевидно, странный взгляд, говорит: Снял на ночь. Подумал — мародеры решат, что свой и не тронут.
Есть что-то странное в воздухе. Есть.

На велосипеде

Покатались в первой половине дня. Проехал, получилось, по всему городу (от рабочего городка до центра, оттуда вверх мимо Чон-Арыка и обратно). За городом много машин. Сумрачные, страдающие, судя по виду, от сильного похмелья люди деловито делят землю везде, где нет готовых строений.
В новостях говорили, что город контролирует полиция и армия. Вранье. Не видел ни одного милиционера за весь путь — с утра были гаишники, сейчас нет уже.
Много молодых людей одетых во все новое — хоть часто и не по размеру — это да. Их на самом деле много. Какие у них кроссовки! Белоснежные, чистые. Любо-дорого смотреть.

Варим кофе – утро

Ночь прошла почти спокойно. Через, примерно, час после моего трагического поста про вооруженную толпу на улице ее оттеснили в центр и там рассеяли(?). Ночью выстрелов и криков было совсем мало.
На сайтах — успокаивающие сообщения. В нашем дворе стояло рано утром несколько машин без номеров (номера снимают мародеры, чтобы их было труднее найти — если будут искать) — сейчас уехали.